Кьелл Нордстрем: «Мы найдем баланс между людьми и роботами»

04.06.2018 | 09:38 Главная страница / Новости / Интервью /
#Кьелл Нордстрем #Бизнес в стиле FAANG
17 мая 2018 года в Ереване должен был выступить шведский экономист Кьелл Нордстрем с инсайт-сессией «Бизнес в стиле FAANG». С учетом событий в Армении, в апреле организатор мероприятия skill.am, посовещавшись с партнерами и участниками сессии, принял решение перенести мероприятие на 7 сентября 2018 года.

До визита в Армению Кьелл Нордстрем дал эксклюзивное интервью Banks.am.

- Знаете ли Вы что-нибудь об Армении или армянах?

- Да, знаю (смеется-Banks.am). Это древняя нация с очень древней культурой, которая восходит корнями к дохристианскому периоду. Я знаю об Армении не очень много, но буду рад узнать больше.

- Что вы думайте о последних изменениях в так называемых «FAANG» компаниях (Facebook, Amazon, Appel, Netflix и Google)? Facebook переживает сложные времена ввиду скандалов, связанных с «утечками» данных пользователей. На Ваш взгляд, это как-то повлияет на монополию «FAANG», или кардинальных изменений не будет?

- На мой взгляд, кардинальные изменения будут. Не завтра, не на следующей неделе, но через два-три года мы станем очевидцами этих изменений. Процесс будет чреват определенными последствиями как в Европе, так и в Соединенных Штатах и не только для Facebook, но и для других компаний «FAANG».

Дело в том, что сегодня потребители и правительства постепенно начинают осозновать, что если ты не платишь за ту или иную услугу деньгами, то платишь данными о себе. Все больше и больше людей понимают эту бизнес-модель.

- Эти изменения повлияют на бизнес? Многие малые бизнесы не создают собственные веб-сайты, а просто создают страницу или группу в Facebook и ведут успешный маркетинг, осуществляют продажи и т.д.

- Да, я думаю, что эти изменения затронут бизнес. Давайте назовем это «прозрачной сделкой» - в том смысле, что будет намного понятнее, что вы отдаете и что получаете. Как сказал глава Facebook, мы можем оказаться в ситуации, когда вы начнете платить за услуги небольшими деньгами, а не информацией о себе.

По сути, вы будете покупать услуги у Facebook. Если бы Gmail была отдельной компанией, вам и мне пришлось бы платить за Gmail несколько долларов в месяц. В большинстве случаев это будет не так дорого, и, думаю, что это не угроза для небольших компаний.

Это будет не первым случаем в новейшей истории. Мы расчленили некоторые нефтяные компании, когда они стали практически монополистами, разделили на части телекоммуникационные компании. То же самое происходит в наше время, с современными компаниями.

- Еще одной модной темой для обсуждения сегодня является искусственный интеллект и его влияние на бизнес и рынок труда. Одни говорят, что многие профессии исчезнут,  другие утверждают, что искусственный интеллект потребует большего числа квалифицированных специалистов. На Ваш взгляд, будет ли найден некоторый баланс?

- Да, мы найдем баланс. 15-20 лет назад мы использовали роботов в производстве следующим образом: рабочих увольняли и заменяли роботами. Сегодня мы можем делать это более интеллектуальным образом - использовать алгоритм там, где сейчас работают банковский клерк или страховой агент.

В этом вопросе страны различаются. В некоторых странах мы заменим многие рабочие места, особенно в странах с низкой производительностью. Это означает, что при выполнении простой работы вы можете запросто воспользоваться машиной вместо человека. Если же речь идет о странах с высокой производительностью труда, таких как Швеция или Япония, то лишь 5-8% рабочих мест могут быть заменены роботами, поскольку производство там уже достигло крайне рационального и эффективного уровня.

В странах с низкой производительностью и с менее эффективным производством и услугами можно ожидать, что машины заменят до 15-20% рабочей силы в течение определенного периода времени. Однако есть одно большое, важное «но»:  мы будем взимать налоги с этих машин, поскольку они создают добавочную стоимость и, следовательно, должны облагаться налогом. Это будет новая налоговая база, и, конечно, эти деньги могут быть использованы для смягчения последствий роботизации.

- В одной из своих книг Вы отмечали, что постсоветские республики отстают от мировой экономики. Каковы ключевые факторы для создания на постсоветском пространстве «стиля фанк» в бизнес-среде? Видите ли вы прямую связь между демократией и процветающей экономикой? Иначе говоря, возможна ли процветающая экономика без полноценной демократии в стране?

- Во-первых, рыночная экономика – это игра цифр, немного похожая на теннис. Когда много людей играют в нее, появляется один Борис Беккер или Джон Макинрой, но для того, чтобы выявить одну звезду, необходимо, чтобы пробовали многие.

Это значит, что необходима широкая программа реформ, которая позволяет всем, молодым и старым, как можно больше вовлекаться в рыночную экономику. Сделайте людей более предприимчивыми, чтобы они понимали, как работает экономика. Это в значительной степени задача образования, в некотором роде – массового образования.

Второй аспект - более философский. Культуры меняются очень медленно – не только советская традиция, но и этнические культуры. Это означает, что сегодня на заводах и в деревнях многие люди все еще придерживаются логики плановой экономики.

Что касается экономики без демократии, то давайте посмотрим на Китай. В этой стране нет демократии, но все знают, что Китай развивается весьма динамично.

Они должны начать повышать эффективность, становиться более инновационными, но есть проблема инноваций в контролируемом полицией и правительством обществе, в котором также контролируется Интернет. Трудно предположить, что вы можете создать нечто вроде Google или любой другой компании типа «FAANG» в Китае. Почему? Потому что это никогда не будет принято центральными властями. Или же будет принято лишь в том случае, если технология будет проверена, перепроверена и будет соответствовать государственным стандартам. Именно это мы и наблюдаем: китайцы в большей степени копируют технологии, разработанные в Силиконовой долине, иногда - улучшают их.

Сложно управлять экономическим развитием в течение длительного периода времени без демократических реформ. Вы можете пойти по пути наименьшего сопротивления, но достаточно скоро возникнут проблемы.

- Армения является страной, не имеющей выхода к морю, без натуральных ресурсов, и мы находимся в транспортной блокаде. Но в обществе и правительстве бытует мнение, что у нас есть умные люди, наш ИТ-сектор развивается достаточно хорошо, и мы можем положиться на это. Может ли страна устойчиво развиваться, полагаясь в основном на своих умных людей?

- Ответ скорее «да», и есть примеры, доказывающие, что это возможно. Изолированное, очень маленькое, бедное государство с враждебными соседями – это Сингапур 40-50 лет назад. Сегодня Сингапур – одно из богатейших стран Азии.

Конечно, есть и другие примеры, но Сингапур – самый яркий случай, поскольку они вырвались вперед за очень короткий период.

- Вы часто говорите, что мир слишком быстро меняется. Возможно ли, что Вы внесете изменения в свою программу лекции в Ереване и, может, будете говорить на темы, которые никогда раньше не затрагивали?

- Это не только возможно, но и есть стиль моей работы.

С Кьеллом Нордстремом беседовал Ара Тадевосян
Просмотры 48575
Կարծիքներ

Հարգելի այցելուներ, այստեղ դուք կարող եք տեղադրել ձեր կարծիքը տվյալ նյութի վերաբերյալ` օգտագործելուվ Facebook-ի ձեր account-ը: Խնդրում ենք լինել կոռեկտ եւ հետեւել մեր պարզ կանոներին. արգելվում է տեղադրել թեմային չվերաբերող մեկնաբանություններ, գովազդային նյութեր, վիրավորանքներ եւ հայհոյանքներ: Խմբագրությունն իրավունք է վերապահում ջնջել մեկնաբանությունները` նշված կանոնները խախտելու դեպքում:



Самое читаемое
iTel
Mediamax
Sport
Bravo